«Мы потратили много сил и денег на то, чтобы просто провести конфу»: исповедь Дениса Лагутенко

0 7

11 августа в арбитражном войсчате прошёл подкаст с Денисом Лагутенко — овнером Adsbase. По словам участников войса, подкаст похож на ЧБД с Мартиросяном. Так это или нет — узнаете, прочитав транскриб 👇

Денис пришел в арбитраж в 2011 году. Тогда все заливали на сопаты — это такая обувь. А у Дена как раз был друг, который варился в арбитраже. Они вместе обсуждали всю эту движуху, а потом им пришла идея открыть свою ПП. Тогда в моде был зелёный кофе — его и начать продавать. Так появился Shakes.

Денис основал Shakes вместе с двумя партнёрами. Первый — его брат, а второй — Михан.

До этого Ден работал продавцом-консультантом.

По мнению Дениса, бизнес — такая вещь, где 80% успеха — найти правильное русло и в правильное время. Овнер Adsbase считает, что с зелёным кофе и Шакес так и произошло. 

Образование у Дениса следующее. Он учился в обычной школе в гуманитарном классе. Направление — «Лингвостилистический анализ текста и сочинение различых жанров». Он хорошо писал изложения и сочинения, читал стихи. Гуманитарные навыки пригодились ему в Ютубе, который он ведёт с недавних пор. По словам Дениса, у него это хорошо получается. 

Также овнер Adsbase учился в университете на физмате. 

Содержание:

О конфликте с LeadBit и Shakes

После основания Шакеса ребята «дохрена работали», по словам Дена. Цитируем:

Нет ничего нового в товарке. Ты постоянно выполняешь одни и те же действия.

У всех были разделены зоны ответственности. Сам Ден занимался рекламодателями — подключал новые офферы и ГЕО. Ребята занимались непосредственно партнёркой 

Лидбит возник на базе Шакеса. То есть два бренда разные, но внутрянка одна. Шакес — это на СНГ, а Лидбит — на бурж. 

Денис Денисенко: Какой у тебя был негативный опыт с Leadbit и Shakes?

Проблемы есть всегда. Когда проект начинает зарабатывать деньги, у него начинаются проблемы. Партнёры пытаются перетянуть на себя одеяло и придумать, как забрать как можно больше денег. Поэтому нужно заморачиваться над бумажками, договорённостями. Всегда фиксируйте договорённости на бумаге, чтобы все знали, у кого какая доля в партнёрке. Потому что как только люди начнут зарабатывать — работать станет уже сложнее. 

Денис привёл в пример брачный договор с девушкой. Вроде вместе жить всю жизнь, но неловко подойти всё объяснить. В 80% брачный договор не подписывается. В бизнесе то же самое. Но это плохо может закончиться.

Скрывать мне нечего. Я из проектов выходил не по собственному желанию.

Денис Денисенко: Правильно я понимаю, что ты инвестировал в проекты, где рано или поздно ругался со всеми? Или вопросы к тебе возникали. 

Я инвестировал в большое количество проектов, и не везде у меня всё это ровно проходило. Это человеческий фактор. Есть бумага, где всё оговорено, кто что делает.

Но даже если вы подписываете документ, это не подстрахует от проблем. Вот у меня сейчас висят три договора проблемных. Даже при их наличии я не могу найти компромисс. Ситуация классическая: я дал деньги, они потрачены, а прибыли нет. Я не зарабатываю. В роадмапе всегда прописывается, на каком этапе сколько проект должен зарабатывать. Но чтобы ни было там прописано, если денег не заработано — ты их не получишь. 

Как я ушёл. Это было в 2020-м году. В день рождения моего сына собрали команду и объявили, что Денис решил уйти сам. История такая, что я планировал вступить в НАТО и сам напасть. Извините за острую метафору. 

Денис Денисенко: Сколько ты потерял?

Мне предложили 10% реальной стоимости моей доли и заплатили. Нужно было что-то дать, пообещать в будущем, чтобы я не мутил воду, чтобы было время подготовиться. 

Мой кейс не единичный. Побегайте по рынку и узнаете, что это не у одного меня было. 

Денис Денисенко: Ты говоришь, что вышел из Лидбита и Шакеса не по своей воле. Но те, кто запускал Шакес и Лидбит вместе с тобой, говорили, что вообще тебя не видели. А ты говоришь, что активно участвовал в развитии партнёрки. Как можешь это прокомментировать?

Каждый имел разную зону ответственности. Я за ПП не отвечал — я работал с рекламодателями. Не перетягиваю сейчас на себя одеяло, но по моим ощущениям, реклы — это самая сложная часть в партнёрке. Я не набирал аффменеджеров, не считал финансовые отчётности. Так же можно сказать и в обратную сторону: те, кто набирал аффменеджеров, не приезжали во Вьетнам, не запускали там офис. Значит, они не принимали участия в развитии партнёрки?

По словам Дениса, претензий к нему было много. К примеру, с ведением Инстаграма. Он один из первых в CPA-сфере начал это делать. Цитируем:

Мне говорили: а зачем вести Инсту, это не нужно. Возможно, не хотели конкуренции. Вообще, каждый считает, что он лучше всех работает. 

Так вот. Ден начал вести Инсту, и через некоторое время его стали спрашивать, где почитать про арбитраж. Так и появился ProTraffic — как решение для перелива трафика из Инстаграма*. Сначала на ПроТрафе был словарь арбитражника и мануалы. 

О ProTraffic

У истоков ПроТрафика стоял Данила. В одном из постов он объяснил, что всё было потеряно. Раньше проект развивался, а теперь нет. Когда ушла первоначальная команда — проект всё потерял. Полный текст поста читайте по ссылке → 

Дениса попросили это прокомментировать. Его ответ:

Такая проблема есть в медийках. Есть главред, есть команда авторов, пиарщик. Они работают за ~ $1000. Вникают в сферу. А потом приходит гемблинг/беттинг партнёрка и хантит к себе. 

Я к этому риторически отношусь. Мы выступаем как кузница кадров. Команда приходит, её потом хантят. Приходит новая команда. И так по кругу. За 4 года сменилось 7 команд. А новой тиме же ещё нужно влиться в сферу, из-за этого возникают просадки. Спецпроекты пропадают, следственно, пропадает и узнаваемость. А меня интересует в медийках три вещи: узнаваемость (спецпроекты), деньги и трафик. Вот кстати, сейчас мы ТОП-3 по трафику среди других медиек. 

Но если это лицо проекта, ведущий, то здесь лучше подписывать контракты. Недавно мы начали так делать. Потому что человека схантят — и нам придётся искать нового, а в это время у ПроТрафика не будет лица. Так что мы договариваемся: мы тебя медийно раскачиваем, но если тебя схантят, ты отрабатываешь полгода, чтобы мы могли найти замену. Такие договорённости помогают сгладить переход. 

Денис Денисенко: О каких деньгах идёт речь, если говорим об инфлюенсерах? 

Окладная часть — от 1 до 2 тысяч долларов плюс процент от производства контента. У рекламодателей есть запросы на интервью, на обзоры. Всё зависит от человека: чем больше он проведёт обзоров и интервью, тем больше заработает. Процент обычно больше окладной части. 

Денис Денисенко: Вот недавно читал рефлексию бывшего главреда, что над проектом не работают. Что скажешь по этому поводу?

Скажу так: я стараюсь в проекты не погружаться на 100%. Это не та история, которая принесёт много денег. Мы встречаемся раз в месяц с ребятами, обсуждаем, как дела у проектов. Но развитие я полностью делегирую на ребят. Они получают % от профита, так что в их интересах, чтобы проект развивался. 

У нас было три руководителя проектов: на ПроТрафике, Аффтаймс и СПАМонстро. Двое не справлялись со своими обязанностями — я их уволил и на их место поставил одного, который со своими обязанностями справился. Я не хочу тратить время на объяснения, почему деньги — это важно. Потому что деньги сами по себе должны быть мотивацией. 

Денис Денисенко: А ты зарабатываешь с проекта?

Да. 

Денис Денисенко: Какая у вас средняя выплата по должностям? 

По окладной части — средняя по рынку. Но я готов делиться прибылью. Готов отдавать хоть 30%, лишь бы проект рос каждый год.

О CPA.Club

Денис назвал CPA.Club историей своего факапа или несбывшихся ожиданий. Ему казалось, что история закрытого комьюнити будет интересна арбитражникам. Потому что он сам состоял в бизнес-клубах, но ему было банально не с кем поговорить. К примеру, подходы к масштабированию и ведению бизнеса разные в арбитражных проектах и заводах бытовой химии.

Денис написал пять страниц развития, отправил Каюму. Каюму понравилось, но он сказал, что заниматься ЦПА Клабом не будет: в фокусе другие проекты. 

Проект планировали монетизировать следующим образом:

  1. Продавать рекламное размещение на сайте.
  2. Выпускать видеоинтервью с рекламными интеграциями.
  3. Организовывать вечеринки в рамках крупных конференций.

Но один Galaxy Night прошёл в минус, второй. Потом видеоинтервью на Ютубе стало появляться меньше — и Ден решил, что передаст проект Риддику.

Каюму было неинтересно этим заниматься, мне было неинтересно этим заниматься. А Риддику — интересно.

Команда ЦПА Клаба не приняла те идеи, которые подкинул Денис. Как он сам выразился, «пришёл в чужой монастырь». А он, как сам сказал о себе, требовательный человек, не любит сюсюкаться и разжёвывать. Из-за этого встретил сопротивление у команды.

Также Денис заявил, что CPA.Club он не приобретал — Каюм его отдал. 

Аналогично поступил и Лагутенко. Он отдал CPA.Club Риддику.

Об M1.Shop

Изначально М1 принадлежал Игорю Иванову. Потом он продал партнёрку. Ею владели два парня. По мнению Дениса, они не дожали. Если бы ещё немного поработали над ПП — смогли бы вытащить оттуда прибыль. Сам он владеет ПП с марта-апреля этого года. 

Сейчас Денис тратит всё свободное время на восстановление товарки. У него было два варианта: либо создать ПП с нуля, либо купить готовую. Второй вариант показался ему перспективнее. На его взгляд, легче пересобрать готовый проект, чем запускать с нуля. Потому что это надо тратить время на подбор команды, выстраивание процессов — а Ден перегорает за это время. Тезисы с его спича:

  • Прямой рекламодатель — это основное УТП партнёрки. Потому что с ресейла ПП зарабатывает немного: $1-2 за аппрув. А если это рекл — то он зарабатывает уже $6-10 за аппрув. 
  • Сама партнёрка стоит не так много — ~ $500 000. Основные инвестиции идут в рекламодателя, в оборотку. Ведь выручка от клиентов приходит через 1.5 месяца, а вебам нужно выплачивать сейчас. Поэтому потребуется оборотка минимум на 1.5 месяца. 
  • Сумма зависит от объёма лидов. 100 отгруженных лидов стоит от $70 000 до $100 000. Получается, чтобы было 1000 аппрувов в месяца, надо где-то $1 500 000.
  • Сейчас M1 — основной проект у Дениса. Здесь его основной капитал, и партнёрка приносит ему основную прибыль. Сейчас ПП сфокусировалась на росте. 

Также Денис подтвердил, что проблема в системности действительно есть. Нужно настраивать рабочие процессы и нанимать хороших сотрудников, потому что у М1 была проблема с кадрами.  

Женя «Я-Рядом!»: Что с М1 дальше?

Сейчас будем выстраивать процессы. Наша точка роста — это кадры. Нам нужны сильные спецы. Но из-за процессов не все хотят у нас работать. Они так и говорят: «Мы хотим у тебя работать, но не готовы делать это к Экселе». 

Ребята поговорили о партнёрках, которые везде пиарятся, и о которых сейчас ничего не слышно. Денис думает так: ребята, которые наоборот везде участвуют — трафика не имеют, ищут себе партнеров. А когда у тебя трафика дохрена, тебе незачем участвовать.

Женя «Я-Рядом!»: То есть, когда мы ничего не услышим про М1, значит, М1 — номер один? 

Да, значит, всё хорошо. 

Денис рассказал, что сейчас товарка и нутра проигрывают по зарплатам в гембле. Гемблинг-партнёрки забирают хороших менеджеров. Приходится с ними конкурировать и придумывать, как удерживать манагеров.

Серёга Дудь: В чём преимущества М1? Чем вы лучше Шакеса, Лаки, АдКомбо?

Сильных УТП сейчас нет. Есть офферы наши собственные. И есть я как траст, потому что партнёрка идёт через траст. Вебы боятся, что им не выплатят — а я являюсь гарантом в этом случае. Ребята приходят под моей гарантией. А так планирую создать чёткие УТП. 

Сейчас по объёмам у нас самые крупные ГЕО — это Италия и Испания. Суставы льются хорошо. 

Женя «Я-Рядом!»: Доколе ты будешь кормить инфоцыган? Это выбранная политика или ты не уследил? У лютых инфоцыг у всех написано, что он ТОП в М1 Шоп. Ни пруфов, ничего. Ты что-то с этого имеешь? 

Мы помогаем ребятам получить охваты. У нас одно условие — пиар М1. Всё, что происходит дальше — уже не наша забота. 

Женя «Я-Рядом!»: Ты даёшь своим дурить своих же. Сколько это будет продолжаться? 

У нас на прошлой неделе пришёл новый пиарщик. Он будет следить за тем, что пишут инфлюенсеры с точки зрения влияния на нас всей этой истории. 

Вообще, инфлюенс-маркетинг — это сложный процесс. Это эксперимент и никак иначе. Ты вписываешься в него и не знаешь, получится или нет. Вот я с ребятами из 1win общаюсь. 90% запусков у них неудачные.

Женя «Я-Рядом!»: Айрат предложил интересные идеи по развитию М1, но почему-то они были забракованы. Почему?

Да, Айрат действительно предлагал мне помощь. Я поговорил с той частью команды, которая помнит Айрата. Большинство сказали нет. Я сказал: «Айрат, извини, сейчас команда не готова».


«Мы потратили много сил и денег на то, чтобы просто провести конфу»: исповедь Дениса Лагутенко

Стрим собрал 300 онлайна 🙂 Это был рекорд для войсчата.

О хейте

Женя «Я-Рядом!»: Не то чтобы много людей, которые тебя не любят. Просто нет людей, которые тебя любят. Как можешь это прокомментировать? Как так получилось?

Как я на это отвечу? Есть много людей, которым я не нравлюсь или не нравятся мои подходы — я не могу с этим ничего сделать.

Денис Денисенко: Вот есть претензии определённых людей. Все они идут по касательной бренда или они идут только в твой адрес?

Я не знаю, о каких претензиях речь и кто эти люди. Я и не стараюсь быть для всех красавчиком. Я требовательный в работе, не сюсюкаюсь. Могу уволить полкоманды. Я ценю время и не хочу в это погружаться. Я за то, чтобы команда приносила результаты, а не я за них всё делал.

Плохо, что никого нет, кого я устраиваю. Видимо, заслужил.

О KINZA Kazakhstan, KINZA Awards и KINZA Travel

Ходят слухи, что Денис сам жаловался в органы, чтобы на КИНЗЕ будут гемблисты. Чтобы органы сагрились и потом не допустили следующих конференций. Овнера Adsbase попросили прокомментировать этот слух. 

Денис не заявлял в органы сам, но разборки с ними всё-таки были. Вот что он сказал:

Это была самая сложна конференция. Такого давления не было ни в одной стране.

Есть игрок в Казахстане, который не хотел, чтобы здесь пиарились другие iGaming-компании. Этот игрок сделал всё, чтобы конференция не состоялась. Они мне позвонили и прямо так и сказали.

Они угрожали. Звонили Маргулану Сейсембаеву. Звонили на площадку, я потом успокаивал всех. 

Мы провели конфу на единственной площадке в Алматы. И то: там очередь на 1.5 года вперёд, мы были десятые в очереди, окошка не было. Накануне Нового года нам позвонили и сказали, что съехали какие-то чудики, можно взять зал на 1 день. Берёте, не берёте? Мы согласились.

Мы наняли 12 юристов и потратили на них бОльшую часть бюджета. Они рассматривали каждый стенд и меняли всё, до чего можно было докопаться. К примеру, если это была лотерея — выиграй Айфон — то с этого уже нужно платить налоги, подавать какие-то там декларации.

Да, был всего один туалет, было душно. Но по сравнению с проблемами, которые мы решали — эти не самые большие. Я об этом даже не думал, нашей задачей было просто провести мероприятие. 

На саму конференцию пришли органы. Ко мне подходят с ксивой и говорят: «Чё делаете тут?» Я объяснил. Ответ: «Мне по*уй, закрываемся». Я пригласил юристов. Снова ответ: «Мне по*уй. Недалеко стоит 8 автобусов СОБРа». А мне как раз нужно было брать у Маргулана интервью. И снова ответ: «Маргулан здесь ничего не решает». 

Юристы пришли, долго стояли, разбирались. В итоге мы отбили эту историю полностью. С безумным стрессом и давлением. Всё это заказывала конкретная компания. 

Женя «Я-Рядом!»: Ты готов был рискнуть всеми людьми на конференции, чтобы провести её?

Нет. Мы подготовили план Б, к которому бы прибегли, если бы что-то случилось. Мы заручились гарантиями адвокатов. Как я уже сказал, на них мы потратили основную часть бюджета. 

Мы готовы были к худшему развитию событий. Нам могли потрепать нервы, но не закрыть конференцию. Что в итоге и случилось. Мы потратили много денег и сил просто на то, чтобы провести конфу. 

По поводу людей не из сферы. Не буду лукавить — билеты мог купить кто угодно. Стандартный стоил $20, его мог кто угодно взять. Мы никому не рзадавали билеты бесплатно. Не было задачи наполнить площадку массовкой.

По поводу продажи столиков для випов:

У нас с випами чатик. И не было запросов от ребят, что им пытались продать столик. Был только запрос на платные кальяны.

Женя «Я-Рядом!»: Насколько тщательно ты проработал с юристами тот факт, что билеты на афтерпати продавали не вы, а охранники? На концерт Моргена мог прийти кто угодно. Есть ли какие-то заявления? Уголовные дела? Судебные разбирательства?

А как это должно технически происходить? Мы подадим заявления в полицию — а охранники скажут «Мы не продавали билеты». Это бесперспективно. Здесь нельзя прийти и написать заявление — можно только сделать вывод. Выбрать другой клуб, набрать свою команду охраны. Но нельзя привлечь к уголовке какого-то там охранника, который кому-то там продал проход на афтерпати. 

Пик профита у Кинзы был $200-250k.

Денис Денисенко: KINZA Awards. Как отбирали инфлюенсеров и почему там не было Жени?

Если в списке номинантов его не было — значит, он не подавал заявку. 

Накруток было безумнейшее количество. Каждый день мы смотрели всплески активности. Просили участников показать скрины своей рекламной активности — сторизы, email-рассылки, ещё что-то. Если показать не могли и сливались — мы сносили голоса. Если могли — мы всё оставляли. Хотя понятно, что это всё тоже может быть нарисовано.

Во втором туре был такой же геморрой. Было очень много накруток. И мы решили поступить так. 

Сотрудники колл-центра М1 разговаривают на русском, украинском и казахском. Мы взяли всю базу данных и поставили под прозвон. Принимал участие в голосовании или не принимал? У кого было 80% ответов «не принимал» — убирали голоса.

В итоге слетело бешеное количество инфлюенсеров и компаний.

Из этого мы делаем выводы, что в следующий раз нужно лучше верифицировать фрод. Возможно, формат голосования будет другой. Может быть, нужно другую механику голосования придумать, где сложнее будет надурить. 

Женя «Я-Рядом!»: А что по KINZA Travel? Что это будет?

Это будет формат «экспедиция вместе с путешествием». Билеты мы продаём по себестоимости. Плюс у нас есть три спонсорских пакета — на эти деньги хотим купить оператора и рекламы. 

Это история больше про то, чтобы мои собственные потребности закрыть. Я люблю путешествовать и общаться с людьми.

Приходите обсуждать исповедь Дениса Лагутенко в нашем чате. А также подписывайтесь на наши соцсети — там мы анонсируем все траскрибации войсов:

Telegram-канал | YouTube | Instagram* | VK

*Instagram принадлежит Meta, которая признана экстремистской организацией и запрещена на территории РФ.

Источник: protraffic.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.